Афера века — проект ИТЕР | Куда плывет «горячий термояд»?


философ, писатель, журналист

Существует старая шутка, что для освоения горячего термояда потребуется совсем немного времени – не более 30 лет. Грустная сторона этой шутки в том, что она существует уже лет 50, во всяком случае, лично я услышал ее впервые по советскому телевидению еще в начале 1970-х (тогда говорили о 15 годах). Минули десятилетия, но усилия десятков научных коллективов и миллиарды затраченных средств так и не принесли желаемого результата.

И вот, в конце июня мир облетела новость: молодой ученый из Соединенных Штатов, некий Дмитрий Хопкинс из стартапа Agni Energy заявил, что успеха можно добиться не за 30 лет, а значительно быстрее, если реанимировать старую идею об использовании одновременно электрического и магнитного поля для создания гибридной установки термоядерного синтеза.

Здесь важна личность самого физика. Дмитрий Хопкинс – молодой савант, ставший одним из победителей на Всемирном конкурсе научных и инженерных достижений школьников (Intel ISEF). Это весьма престижный конкурс: в нынешнем году в нем принимали участие 1800 школьников из 75 стран, а его призовой фонд составляет 5 миллионов долларов.  Сработает ли эта идея, ученые сомневаются, но на молодое дарование уже обратил внимание журнал «Форбс».

Почему на столь молодого человека (25 лет), который к тому же не является специалистом в этой отрасли, обратило внимание столь уважаемое издание?

Вероятно, причина в том, что в сфере горячего термояда давно не хватает хороших новостей. Международный экспериментальный термоядерный реактор (проект ITER) вообще считается одним из наиболее сложных сооружений в истории. История его восходит к 1985 году, когда прошел первый саммит Рейгана и Горбачева, на котором было принято решение о сотрудничестве в сфере термоядерных исследований. Других "точек соприкосновения" у Горбачева с Рейганом просто не нашлось.

В проекте ИТЭР участвуют ЕС, США, Россия, Китай, Индия, Япония, Корея и Казахстан. Ранее стоимость проекта оценивалась в 4,6 миллиардов евро, потом она возросла до 10, теперь она достигла 20 миллиардов. Возможно, и даже вероятно, что она будет расти и дальше. В прошлом году руководство ИТЭР отрапортовало о 50% готовности, что оно расценило как довольно высокий процент, и сигнал о том, что "проект осуществим". По его оценкам, реактор может начать работу до конца 2025 года, а еще десять лет спустя, в 2035 – сможет... выйти на проектные параметры. Удастся ли уложиться в намеченные сроки, есть сомнения, поскольку все эти десятилетия проект развивался очень медленно, и сегодня (напомню, что ему уже более 30 лет) отстает от своего графика на 6 лет.

Возникли и политические сложности. Соединенные Штаты то выходили из проекта, то снова вступали в него, а в прошлом году администрация президента Д.Трампа внезапно урезала свое, и без того довольно скромное финансирование, возобновив его только весной 2018 - около 120 миллионов долларов в год. Большую часть расходов, 45%, несет Евросоюз, это порядка полумиллиарда евро ежегодно.

ИТЭР столкнулся не только с финансовыми трудностями. С самого начала проект критиковали по разным направлениям. Сомнения вызывала стойкость используемых материалов, наведенная радиоактивность, необходимость огромных капиталовложений, а французская ассоциация противников ядерной энергетики со звучным названием Sortir du nucléaire заявила, что проект опасен потому, что ученые просто не понимают, как управлять плазмой при столь высокой температуре.

С критическими заявлениями выступили и европейские «зеленые». Депутат европарламента Ребекка Хармс заявила, что средства, потраченные на проект, можно было бы направить и на более перспективные направления. Кроме того, даже в перспективе реактор ИТЭР не может стать коммерчески успешным, его конструкция не предусматривает выработку электроэнергии, только тепло, то есть, потребляя высокачественную энергию, он будет превращать ее в энергию более низкого качества, тепловую.

Однако наиболее последовательную критику проекта дал Стивен Кривит (Steven B. Krivit), редактор популярного ресурса New Energy Times и автор нескольких книг по истории науки и LENR-проблематике. 17 июня 2018 он отправил открытое письмо Нику Холлоуэю, менеджеру британского центра по термоядерной энергии (The Culham Centre for Fusion Energy). В письме он попросил убрать с сайта из и из официальных документов ошибочную трактовку ранее проведенных экспериментов, которую используют в пропагандистских целях, рисуя радужные перспективы горячего термояда.

Прежде всего, С.Кривит указал на то, что уже долгие годы намеренно, и в разы, занижаются объемы энергии, потребляемые термоядерными реакторами, а они огромны.  Анализ прежних экспериментов показывает, что ни одна из сотни экспериментальных установок не вырабатывала хотя бы столько энергии, сколько потребляет, не говоря об избыточной. В частности, идет прямой обман: руководство проекта ИТЭР заявляет, что реактор  будет, как ожидается, вырабатывать 500 мегаватт тепловой энергии, но потреблять при этом он будет, как выяснил С.Кривит, вовсе не 50 мегаватт , а 300 мегаватт электричества, то есть в 6 раз больше. Таким образом, он будет вырабатывать (если еще будет), всего в 1,8 раза больше, чем потребляет. Если же учесть то, что он будет вырабатывать не электричество, а тепло, то и эту цифру нужно умножить на 0,4, то есть обычный кпд используемых генераторов. Таким образом, выигрыша в энергии вообще никогда не будет. Что касается коммерческих перспектив, то ИТЭР не способен окупиться даже в принципе. 

Британский центр по ядерной энергии не ответил на критику, но все же изменил текст на сайте на более мягкую формулировку, и уже не утверждает, что ИТЭР будет производить в 10 раз больше энергии, чем потребляет.  Впрочем, это лишь одинокий пример успеха, причем более чем скромного – международный термоядерный проект продолжается, несмотря на усиливающийся скепсис наблюдателей из-за растущей дороговизны проекта ИТЭР, его громоздкости и все более сомнительных перспектив.

Но есть и еще одно обстоятельство, о котором сторонники "горячего термояда" предпочитают умалчивать. Это успехи, которые делает команда Андреа Росси, планирующая уже в начале следующего года выйти на рынок с семейством генераторов на LENR (холодном термояде) типа Ecat-QX и Ecat-SK.  Недавно А.Росси заявил об успешной работе на генератором нового типа, причем мегаваттной мощности.

Эти, а также иные обстоятельства, вызывают вопрос – суждено ли проекту ИТЭР вообще завершиться? Не суждено ли ему стать всего лишь одним из монструозных прожектов эпохи, уходящей в прошлое, вроде идеи "поворота сибирских рек"? Как гласит английская поговорка, Time will tell - время покажет.
А.Маклаков

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(3 голоса, в среднем: 5 из 5)