Безумная нога


философ, писатель, журналист

Ты такой непутевый, - сказала Ивану жена, - что тебя нельзя даже в магазин через дорогу послать, заблудишься.
Обидные эти слова Иван выслушал молча. Жена посмотрела на его опущенные, дрожащие белые ресницы, плюнула и сунула в его потную ладошку смятый рубль.
Зажав в кулаке деньги, весь исполненный решимости, Иван вышел на улицу. Двери магазина были открыты, пропуская довольных покупателей. Иван уже было шагнул на мостовую, как вдруг откуда-то справа возник троллейбус, редкостное в этих краях явление и Иван, не раздумывая, бросился к нему. «Ну я быстренько, только одну остановочку прокачусь, и обратно»,- подумал Иван, радуясь тому, что он такой хороший и сообразительный.

Сначала все было хорошо, но при выходе из троллейбуса Иван оступился, упал и сломал ногу. Заметил он это не сразу, а лишь пройдя метров двадцать, когда в него стали тыкать пальцами прохожие. Он вернулся на остановку, но ноги уже нигде не было. Пришлось передвигаться по-кенгуриному, скачками.
Сначала получалось хорошо, настроение поднялось, но неподалеку от магазина Иван наскочил на дерево и последняя нога тоже отвалилась. Ивану стало плохо – что он скажет дома, когда припрется без хлеба да еще в таком виде?
Иван попытался ползти, но тротуар оказался жутко твердым и колючим из-за массы жестяных пробок из-под пива. Прохожие смотрели на Ивана с сочувствием, а одна бабулька даже бросила ему пять копеек.
Ивану стало совсем плохо, но тут его осенила блестящая идея. Он лег на бок и покатился, как бревно, к магазину – благо дорога шла под уклон.
Сначала все получалось хорошо, но потом Иван набрал обороты, проскочил мимо магазина и понесся вниз по бульвару, набирая скорость и завывая от страха…
Очнулся Иван в Америке, в городе Чикаго. Там он вздохнул полной грудью. Он назвался Гарри Вандендаллесом, ветераном войны в Персидском заливе и неплохо устроился – получил приличную квартиру с бассейном во дворе дома, а на ветеранскую пенсию занялся развратом...

...
Так он провел великолепные шесть лет и даже голосовал на выборах президента США за кандидата от республиканской партии. Он уже начал забывать свою неблагодарную родину, но тут его жене надоело слушать его дневной храп и она зажала ему нос. Ивану стало плохо. Он проснулся и вспомнил, что так и не купил хлеба в булочной и что дома нечего есть.
Он осторожно приоткрыл один глаз. Увидев жену, он так испугался, что решил не узнавать ее и вернуться в Чикаго, тем более что там к нему как раз пришла медсестрица делать ему массаж культей (и еще кое-что)...

...
То, что случилось дальше, никто точно не знает. Возможно, то был сбой в Матрице, а может, какой-то вирус перегрыз Ивану нервную проводку. В общем, он не вернулся в Чикаго, но и второй глаз не открыл. Скорее всего, он попал в Серое межпространство, но мы об этом уже не узнаем.
Жена постояла-постояла, поковыряла носу, взяла да и сдала Ивана в утиль. Женщины – они ведь всегда правы. И, между прочим, во всем.
А.Маклаков, декабрь, 1997.

От автора - этот короткий рассказ стал одним из первых моих "проб пера" (в духе Даниила Хармса), предшествовавших смене профессии и переходу в журналистику в декабре 1997.

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)
Метки записи: